Переводи, как они. Переводи лучше них.

Переводи, как они. Переводи лучше них.

Признаться честно, первоначально эта статья задумывалась как описание и анализ интересных особенностей художественного перевода книг, и, как известно, тех нестандартных головоломок и задач, решение которых не всегда просто дается порой даже самому опытному переводчику при работе над художественным текстом.

Однако в процессе подготовки материала выяснилось, что примерно половина всех работ подобного характера имеет своей целью донести до читателя, чем и как художественный текст отличается, к примеру, от деловой переписки или юридических документов с точки зрения перевода, а другая половина написана авторами, глубоко сочувствующими и в то же время в поучительной манере сообщающими нам о том, как именно «должен» работать переводчик художественных текстов.

Рискну предположить, что практически каждый думающий человек и без того, читая книгу зарубежного или отечественного писателя, хоть раз в жизни ловил себя на мысли о богатстве языка и сложностях передачи оригинальной идеи автора на иностранный язык, ну или хотя бы примерно об этом. Именно поэтому считаю целесообразным не брюзжать о том, как надо или наоборот не надо переводить художественные тексты, а просто насладиться и почувствовать не просто наиболее удачные примеры работы переводчиков, а их шедевры или как минимум оригинальные и неповторимые замыслы. Итак, обратимся к примерам.

Как сейчас помню, с этим примером оригинального перевода художественного текста связана целая глава в учебнике английского языка, посвященная болезням, большую часть которых и нашел у себя герой книги «Трое в лодке, не считая собаки» Джерома К. Джерома, открыв энциклопедию болезней, но “… and the only malady I could conclude I had not got was housemaid’s knee”. «… и единственная болезнь, которой я у себя не обнаружил, была родильная горячка». Словосочетание “housemaid’s knee” переводится как «бурсит коленного сустава», причиной которого может стать ушиб. Именно этим чаще всего и страдали домохозяйки после мытья полов, но согласитесь, «колено домохозяйки» или «бурсит коленного сустава» не звучат так абсурдно, как «родильная горячка».

Думаю, многие со мной согласятся, если я скажу, что наиболее кропотливым и трудоемким является процесс интерпретации сказок или историй с участием персонажей, выдуманных автором и зачастую наделенных им именами, которые несут в себе скрытый смысл. Показательным в этом плане является произведение Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес». А вот и пример из рассказа Черепахи Квази о своем учителе: “We called him Tortoise because he taught us”. Эта фраза в переводе прозвучала как: «Мы его звали Спрутиком, потому что он всегда ходил с прутиком…». Английское слово “tortoise” (русск. «черепаха») созвучно с “taught us”, и идея автора построена именно на этом явлении, дословный перевод которого потерял бы смысл.

Загадкой для переводчика могут стать не только имена, но и неологизмы автора литературного произведения, выдуманные им по всем правилам каламбура. А за примером мы опять обратимся к рассказу Черепахи Квази, а точнее к тем предметам, которые он изучал в школе: “Reeling and Writhing, of course, to begin with… and then the different branches of Arithmetic – Ambition, Distraction, Uglification and Derision”. «Сначала мы, как полагается, Чихали и Пищали,… а потом принялись за четыре действия Арифметики: Скольжение, Причитание, Умиление и Изнеможение». Все, что изучал Черепаха Квази, к сожалению, а может, и к счастью, лишь созвучно со школьными предметами такими, как Reading, Writing, Addition, Subtraction, Multiplication, Division. Очевидно, что для того, чтобы сохранить и передать оригинальную идею автора, переводчику пришлось изрядно поломать голову прежде, чем были подобраны не менее комичные слова и в русском.

Отличным примером интересной задумки, а заодно и вызовом для переводчика является ситуация, которая построена на обыгрывании созвучных друг с другом слов. И снова обратимся за примером к Черепахе Квази, продолжительность занятий которого определялась весьма необычным образом. “Ten hours the first day… nine the next, and so on”. “That’s the reason they are called lessons… because they lessen from day to day”. Как это видно из цитаты, созвучными являются слова “lesson” и “lessen” (русск. уменьшатся). Согласитесь, найти нечто подобное и в русском довольно проблематично, но не для опытного переводчика. «Как все займем, так и кончим». «Занятия почему так называются?» «Потому что на занятиях мы у нашего учителя ум занимаем… А как все займем и ничего ему не оставим, тут же и кончим. В таких случаях говорят: «Ему ума не занимать».

До сих пор остается открытым вопрос о том, в какой мере переводчик может проявлять свое творчество и индивидуальность или же наоборот оставаться невидимым при работе над художественным текстом. Думаю, ответ на этот вопрос каждый найдет для себя самостоятельно, а мы, как и предполагалось, обратимся за примером к истории, но уже не Черепахи Квази, а Сони, которая, время от времени засыпая, рассказала о трех сестрах, живших на дне “treacle-well” (русск. «колодец с патокой (вязкой жидкостью или слащавостью»). Так вот в оригинале вопрос Алисы, почему же они там жили, так и остался без ответа, а в русском переводе сестрички жили в колодце с киселем: «Потому что они были кисельные барышни». «Кисельные барышни» в русском варианте этой истории, будучи понятны русскому читателю, тем не менее очень органично сочетается с общей абсурдностью и в то же время не лишенной скрытого смысла истории.

Так уж получилось, что большая часть действительно нестандартных идей перевода художественного текста в этой статье было взято из книги Льюиса Кэролла «Алиса в стране чудес», но, к слову сказать, это далеко не все. Надеюсь, что теперь мысль о сложности передачи оригинальной задумки автора на иностранном языке будет посещать вас гораздо чаще, а стремление открыть для себя все новые и новые примеры подобных работ любимым занятием. Читайте и размышляйте.