Чем растекаются по древу

Squirrel on a tree

Как заметил однажды Декарт, люди избавились бы от половины своих неприятностей, если бы смогли договориться о значении слов. Особенно актуально это утверждение в среде переводчиков, где одна буква может изменить смысл сказанного.

Помните со школьных времен эпическое выражение «растекаться мыслью по древу»? До недавнего времени мне в этот момент представлялся пульсирующий нейрон, смахивающий на небольшое деревцо, по которому импульсами растекается дума о сущности бытия. Но вот дальнейшие аналогии про «серого волка по земле» и «сизого орла под облаками» что-то уж никак не хотели становиться элементами одной последовательности. Почему по дереву – мысль, а дальше вдруг подтягиваются элементы фауны? Нелогично, даже для вещего мудреца древности…

Подозрения оправданы, в «Слове о полку Игореве» не мысль по дереву растекается, а белка скачет – при переписывании оригинала переводчик по-своему истолковал значение старославянского «мысию». Так, вместо мыси (белки или мыши в переводе) появилась загадочная мысль, которая, растекаясь, до сих пор вызывает недоумение у современных школьников. Что и говорить, у переводчика была лёгкая рука – фразеологизм прочно прижился в лексиконе не одного поколения. Причём содержание самой поэмы мало кто может припомнить, а вот мыслию да по древу – пожалуйста!

Зато руку другого переводчика уж никак не назовешь легкой, учитывая, к каким последствиям она привела. Если ввести в поисковую строку японское слово “mokusatsu”, Google учтиво предложит завершить фразу окончанием “tragedy”. Ох, не принял во внимание премьер-министр Японии Кантаро Судзуки несовершенное восприятие тонкостей японского языка грубым ухом переводчика, употребляя это нейтральное, в сущности, выражение в ответ на ультиматум стран антигитлеровской коалиции! Ультиматум предлагал японской империи капитулировать. В случае отказа стране восходящего солнца туманно намекали на быстрое и полное уничтожение.

На созванной пресс-конференции мудрый Кантаро сказал положенное в таких случаях «Без комментариев» – “mokusatsu” (перевод с японского). Злая ирония оказалась в том, что у этого термина есть еще одно значение – «мы не принимаем это». Любой японский двоечник уловит разницу на слух, но переводчик не был японцем, поэтому и избрал второй вариант трактовки сказанного – надо думать, его сбили с толку кустистые брови и суровый вид японского министра. Нельзя сказать с уверенностью, но вполне вероятно, что будь верно переведен ответ Судзуки, японские города Хиросима и Нагасаки не были столь известны, и кто знает, как сложилась бы история…