Ценообразование в переводах

Ценообразование в переводах

“Choice. The problem is choice.” (The Matrix Reloaded)

Неожиданно, но, скорее всего, именно словами Нео можно кратко описать основную проблему современного общества в целом и конфликта «потребитель-продавец» в частности. Представьте, насколько существенно упростилась бы жизнь, если бы можно было покупать в магазине нечто нейтральное под названием «еда» и носить вполне приемлемое что-то под маркой «одежда». Фантастика, конечно. Никто ведь не захочет пополнить ряды серой массы. Но задуматься есть над чем.

К примеру над тем, что одежду и еду мы, пожалуй, научились выбирать самостоятельно, не будучи при этом дипломированными технологами пищевой промышленности или все как один стилистами и знатоками моды. То, насколько правильным оказался выбор, каждый решит сам, получив на ужин то, что выбрал, а также одобрение со стороны коллег и друзей при виде обновки. Всё. На товарах и продуктах относительная лёгкость и простота выбора закончилась. Потребности же современного общества уходят далеко за эти рамки.

Время поговорить об услугах. Концепция «лечение», «обучение танцам», «перевод» была бы вовсе не лишней, но, к несчастью, ещё более утопична в контексте услуг, к которым всё-таки относится устный и письменный перевод. Если рассматривать его с этой точки зрения, то точно «измерить» или «посчитать» его не представляется возможным, ведь это результат умственного труда. И если услуги парикмахера или косметолога поддаются оценке, ведь результат в буквальном смысле налицо, то перевод остаётся загадкой для всех.

Кроме специалистов: переводчиков, редакторов, корректоров, наконец, менеджеров. Но даже эти специалисты не смогут дать точную оценку качества перевода, а также соотношения цены-качества, потому что перевод – это во многом творчество. Цена на творчество может возрасти со временем, но у перевода этого времени нет, разве что у художественного. Как в такой ситуации должен вести себя покупатель? Какими критериями он должен руководствоваться, отдавая предпочтение тому или иному поставщику?

Вопрос актуальный, наболевший и требующий решения. Хотя сама по себе ситуация уже далеко не нова, и название ей – информационная асимметрия, о которой говорил Кеннет Эрроу еще в 1963 году. Ситуация, в которой более осведомлённой о товаре или услуге стороной является либо покупатель, либо продавец (что более вероятно). В случае услуг перевода бóльшим объёмом знаний располагает, конечно же, сам переводчик, хотя и он зачастую не может дать объективной оценки своей работы в силу такого фактора, как, например, личное мнение или предпочтения («дело вкуса»).

Выход, найденный российскими компаниями-поставщиками услуг перевода, – дифференцированная система оценки стоимости, начиная от низкобюджетных расценок до работы премиум-класса. В пользу такого подхода действительно есть аргументы, но, как показывает практика, к примеру, преподавания иностранного языка, наличие такого предложения, как занятия с кандидатом наук, вызывает вопросы относительно того, насколько эффективен курс с «обычным педагогом». Ответ о том, что он не очень эффективен или уступает по эффективности курсу с кандидатом наук, вы не услышите. Итог – зачем платить больше, если разница несущественна. К тому же, как и в любом другом деле, здесь присутствует человеческий фактор. Формально можно обладать завидным списком достижений, а по факту – быть посредственностью.

Другой вариант был предложен Американской ассоциации переводчиков – договориться о сроках и, исходя из этого, о качестве, стоимости и других условиях заказа заранее, до начала работ. Это поможет избежать недоразумений, а со временем, возможно, такая необходимость совсем отпадёт. Выбрав этот вариант, заказчику придётся запросить подробную информацию сразу у нескольких поставщиков, чтобы найти наиболее оптимальное сочетание параметров для одной конкретной работы. А если брать в расчёт все особенности работы над текстом, то показывать его, так или иначе, придётся всем.

Вряд ли это соответствует политике компании в отношении конфиденциальности. Тогда как найти подходящее решение?

Строго говоря, никак. Вполне вероятно, что его нет вообще. Нет ничего идеального и подходящего для всех компаний или для целого рынка. Стремление идеализировать и привести к стереотипу – то, над чем работают маркетологи в настоящий момент. Однако несмотря на, казалось бы, вполне доказанную роль маркетинга, исследований в области ценообразования, некоторые аспекты ведения бизнеса остаются за гранью системы. Так пусть каждый сам выберет единственно правильное для себя решение в честной борьбе за покупателя и даст знать ему о качестве оказываемых услуг собственными, пусть даже внешними, отличительными особенностями, раз уж наличие выбора никто не отменял, а еда по-прежнему многочисленна во всех своих проявлениях.