Книжные прототипы

Книжные прототипы

Несмотря на то, что человеческое воображение может создавать новые вселенные, ему всё же необходимо на что-то опираться. Например, на реальность. Именно поэтому у многих вымышленных героев есть существовавшие в действительности прототипы.

Увековечивание в истории в виде персонажа какого-либо произведения весьма лестно, однако не всегда служит хорошую службу: Джон Грей, по образу и подобию которого был создан главный герой одноимённого произведения Оскара Уальда «Дориан Грей», сначала весьма радовался этому факту. Однако когда поползли слухи о том, что Грей – любовник Уальда, которые затем были опубликованы в газетах, прототип стал всячески открещиваться от любых связей с писателем.

Для того чтобы в своём произведении создать образ царственной особы, писатель зачастую опирается на кого-либо из монархов, которые уже существовали. Но случается и по-другому: принц Бернард Ван Липпе-Бистерфельд, супруг королевы Нидерландов, послужил прообразом для самого известного шпиона всех времён и народов – Джеймса Бонда. Ян Флеминг, автор серии книг об агенте MI6, из-за своей службы в разведке был вынужден следить за принцем и, следовательно, хорошо изучил его поведение. После того как они смогли преодолеть взаимные подозрения,  Ван Липпе-Бистерфельд и Флеминг стали друзьями, что дало писателю возможность ещё ближе ознакомиться с образом жизни монарха. В частности, фраза «взболтать, но не смешивать» при заказе водки с мартини была позаимствована у него, как и манера представляться «Бернард, принц Бернард».

Нередки случаи частичного заимствования образа, как, например, в случае с образом Лолиты у Набокова. В книге главный герой разъезжает с нимфеткой по стране, выдавая её за свою дочь. Эта идея была подсмотрена в криминальных сводках газет: Франк Ласалль похитил юную Салли Хорнер и продержал подле себя 2 года, представляя всем как свою дочку.

Несмотря на то, что Алексей Толстой не создавал оригинальное произведение, а лишь пытался адаптировать «Пиноккио» Карло Коллодио для русскоязычного читателя, "Буратино" нельзя расценивать как перевод с итальянского. Естественно писатель внёс в книгу кое-что своё. Истово не любя театр Мейерхольда, который построен на биомеханике, писатель сделал его главу прототипом Карабаса-Барабаса. Помощника же Мейерхольда, Вольдемара Люсциниуса, он сделал Дуремаром.

Самый необычный перенос личности из реальности в мир фантазий произошёл, пожалуй, с мужчиной в самом расцвете сил, обожающим варенье. Хоть версия и неподтвержденная и всячески отрицаемая родственниками Астрид Линдгрен, но у Карлсона есть схожие черты с… Германом Герингом, одним из главных деятелей нацистской Германии. Линдгрен познакомилась с Герингом на авиашоу в 20-е годы. Сторонники теории утверждают, что моторчик за спиной Карлсона – это намёк на его успешную карьеру лётчика. Едва ли образ почитателя плюшек был подчистую списан с одного из доверенных лиц Гитлера, но, учитывая сам факт их знакомства и то, что детская писательница поддерживала идеи национал-социалистической партии Швеции, возможно, что на книге это как-то отразилось.